Колизей – из глубины времен

Колизей ночью Какие три дня! Нет, ну какие это были три дня! Пролетели, как один миг. Вот только, казалось, он застыл на месте, пораженный впервые увиденным величием этого колоссального сооружения. Высоченную пятидесятиметровую стену из четырех арочных или сводчатых (не важно, зато как красиво) ярусов Децимус заметил издалека, открыл от удивления рот, да так и не смог закрыть его до самого вечера. Ведь диаметр огороженного стеной круга – пятьсот двадцать четыре метра, пятьдесят тысяч римлян и гостей из провинций всех сословий и любого достатка, могут разместиться на ярусах внутри. Вход-то бесплатный. Это Децимусу, увидев его удивление, разъяснил по пути к великому амфитеатру спешащий на работу гладиатор. Во мужик! Ему может умереть суждено сегодня на радость толпы, а он на работу спешит.
Децимус увидел амфитеатр заполненным. Что за вид! Настоящее людское море. С волнами и штормами, всё, как подобает. А рев этой бесчисленной толпы, торжествующий рев, приветствующий победу любимца публики!
Миг, краткий миг, и всё кончилось. Пролетели три дня, закончились игры, чуть раньше вышли все одолженные из тайника отца (вот он удивится, увидев пустой кошель) деньги. Не надо было играть в кости с этим проходимцем…
Да и ладно, деньги – пыль. Он их ещё добудет, ещё развернет торговлю на зависть старшим братьям. Его лавка будет стоять здесь, в центре Рима, и будет самой большой.
Слава Флавиям! Слава Веспасиану и его сыну Титу! Нет, не зря десятый сын Косуса Секундуса приехал на эти игры. Эх, родись он пораньше, чтобы увидеть торжественное открытие Амфитеатра Флавиев. Ведь тогда гладиаторские игры продолжались не три, а целых сто дней! Чтобы там ни говорил отец про увеличившиеся расходы и падение продаж в семейных лавках, это не тот случай, когда нужно думать о каждой силикве. Пусть ему придётся пешком возращаться к родному Альбанскому озеру, пусть его ждёт взбучка и наказание от отца, – Колизей того стоит. Децимус видел. Децимус знает. Ну разве не чудо? Когда пошёл дождь, будто по команде неведомого волшебника огромный тент закрыл небо над зрителями. А во второй день арена вчерашних боёв оказалась заполнена водой. Вместо пропитанного кровью песка – рукотворное озеро, водная гладь. И на ней покачивались подняв из воды весла две боевые императорские галеры. Морское сражение в центре Рима – слава Флавиям!

***


Исполинский, поражающий воображение и по сей день остов некогда величественного сооружения – это всё, что осталось нам в наследство после разрушительного бесчинства стихии, Колизей пострадал от землетрясений, и жестокого разграбления людьми. Долгие годы Колизей служил источником строительных материалов для римских вельмож. Скульптуры, мрамор, которым были отделаны стены, каменные блоки – растаскивались для строительства дворцов и вилл местных владык. Не брезговали этим и папы. Венецианский дворец, дворец канцелярии, Палаццо Фарнезе построены с использованием травертина из стен Колизея. Только папа Бенедикт XIV остановил разграбление этого чуда архитектурной и технической мысли тех времён.
Закройте на минуту глаза, представьте эти гиганстские останки облицованными белым мрамором, поставьте удивительные, не повторяющиеся скульптуры в каждую арку, и вы поймёте, какую жемчужину мы потеряли. Слава Флавиям!

Всё же он дошёл до нас, выстоял и продолжает удивлять приезжающих в Рим туристов. Арену заменила сцена, гладиаторов – артисты, которые выступают периодически на фоне старейших декораций, подаренных нам древним Римом. Имя им – Колизей.