Собор Святого Петра — Ватикан

Собор Святого Петра Самый большой католический храм. Результат титанической работы великих архитекторов, скульпторов, художников эпохи Возрождения. Рафаэль, Микльанджело, Бернини…
Богатое убранство, огромное собрание произведений искусства, священных реликвий, собранные веками сокровища Церкви. Внутреннее пространство, в котором вполне естественным образом растворяются толпы любопытствующих туристов, за счет этого не мешающих плавному, размеренному течению служб и обрядов. Собор, не смотря на приветливо распахнутые для праздных зевак двери, не прекращает выполнять свою основную функцию и проводит службы по известному верующим графику. Граница, за которую рекомендуется проходить только тем, кто пришёл искренне помолиться, обозначена легким верёвочным барьером. Два сотрудника службы безопасности в цивильных костюмах, ненавязчиво и грамотно несут свою службу и следят за порядком, вежливо подсказывая туристам, куда, если помещение занято для проведения обряда, в данный момент проходить не следует и лучше подождать. Уверен, сделай ты, при желании, умное лицо, и никто тебя не остановит, проходи, смотри, слушай — этот храм для людей, независимо от того, во что они верят.

Первое и, с моей точки, зрения самое важное, с чем сталкивается каждый входящий в собор Святого Петра по правой стороне — капелла, в которой размещена Пьета Микельанджело «Оплакивание Христа».

Отдавший жизнь Иисус, распростёртый на коленях убитой горем Девы Марии. Тончайшая проработка деталей не покрытых одеждой участков тела, мускулы, вены, прожилки. Естественным образом выглядящие складки ткани. Два человека, скорбящий живой и, казалось бы уже безразличный ко всему, отдавший жизнь. За нас. Они реальны. Здесь и сейчас, рядом. Только протяни руку. Вот она библейская легенда, воплощенная в жизнь. Невозможно сделать это чудо из мёртвого камня. Поражённо раскрываешь рот в изумлении, когда вспоминаешь, что это не поддатливый гипс, не дерево, это благородный и капризный мрамор. Чудо…

…Смахнув навернувшиеся вдруг на глаза слезы, я удивленно осмотрелся, люди вокруг неожиданно переоделись совсем по другой моде. Исчезли видеокамеры, цифровые фотоаппараты в руках туристов сменились огромными, уж я то знаю, плёночными. И — главное — исчез вполне ощутимый барьер между публикой и гениальным творением Микельанджело. Нет его, испарилось составленное из двух частей толстенное бронестекло, бликующее от фотовспышек, дающее на фотографиях явный вертикальный раздел, границу, проходящую между бронеплитами. Гипноз? Ещё одно чудо? Нужно подойти поближе к символическому барьеру, насладиться этой неописуемой красотой живого камня, сделать пару десятков снимков. И видео в HD отснять не помешает. Но что это? Что за идиот, размахивая металлическим предметом, с дурным криком рванулся к Деве Марии? Что он творит? Кто-нибудь!? Он же убивает её, а вместе с ней и ЕГО! Сколько раз ещё ЕМУ нужно умереть за нас?…


«В 11:30 утра. воскресенье 21.05.1972 в соборе Святого Петра, мужчина неожиданно перепрыгнул ограждение первой справа капеллы, он выхватил спрятанный под плащом молоток и с криком «Я Иисус!» с неистовой яростью атаковал Пьету Микельанджело. Большой кусок левой руки, фрагмент носа, три фрагмента по краю покрывала. Повреждение века на левом глазу. Множество царапин на голове. Мелкие мраморные фрагменты на полу вокруг без счета. Дева обезображена.
Это сделал Laszlo Todt – сумашедший австро-венгр, живший в Австралии, провозгласивший себя Мессией.
Папа Павел VI не мог поверить в случившееся, пока не убедился сам. Как такое могло произойти? Что это значит? Павел VI часто использовал символы для объяснения происходящего. По его мнению эта Пьета, раненная и подвергнутая пыткам, являет собой образ страдающей и беззащитной Церкви, атакованной тьмой, бесчувственной и непредсказуемой силой, мощным злом или, выражаясь прямо, дьяволом.
Восстановление скульптуры было начато немедленно…»

…Наваждение схлынуло также неожиданно, как и пришло. Вот оно толстенное, поделённое надвое бронестекло, народ увешанный привычной, компактной и не очень, цифровой видео- и фототехникой. Я присмотрелся к скульптуре. Да, уж пусть лучше за стеклом, чем вот так через пять столетий пострадать от грязной руки безумного фанатика.

Что это алеет на пробитой гвоздём ладони Иисуса? Нет, показалось, наверное блик от чьей-то вспышки…

Мне потребовалось несколько минут, чтобы прийти в себя, осмыслить, принять новые чувства, навеянные созерцанием творения великого мастера. Затем я продолжил ознакомительную прогулку по храму. Две кропильницы XVIII века, бронзовая статуя апостола Петра XIII века, Капелла Святого Себастьиана с мозаикой, изображающей Святого работы Доменикиано, капелла Святых таинств с дарохранительницей работы Бернини, капелла Святого Григория XVI века, расписанная Джакомо Делла Порта; над алтарём уникальная фреска «Мадонна Покровительница», в проходе к капелле Святого Михаила памятник папе Клементу XIII скульптора Реццонико, мозаика Святого работы Рени в капелле Святого Михаила, кафедра святого Петра, выполненная Бернини, — лишь немногая часть, что любознательному посетителю предстоит увидеть. Пойдёмте посмотрим вместе?